Как спастись от мудаков

Ограничиваем частоту, продолжительность и интенсивность психологического насилия.

Психологическое насилие на работе — частая проблема, и навыки психогигиены в общении с неприятными коллегами стали необходимым условием выживания в наше бурное время. В книге Роберта Саттона «Как выжить среди мудаков», которая вышла на русском в издательстве «Манн, Иванов и Фербер», рассказывается о том, как правильно уклоняться от общения с мудаками, минимизировать их ущерб на вашу психику и справляться со стрессом, не заражая им других.

Мудаки очень похожи на больных опасным и заразным недугом. Мы, люди, часто «цепляем» многие мысли, эмоции и манеры от окружающих (даже когда сами этого не хотим). Когда мы «заражаемся», то меняемся (чаще к худшему) и передаем наши вредные микробы другим (даже если не собираемся этого делать). Еще когда я писал «Не работайте с мудаками», уже существовало много доказательств, что негативные эмоции и поведение заразны, а сейчас их еще больше.

В сводном отчете об исследованиях агрессии в рабочей среде, проведенном Сэнди Хершковис из Манитобского университета в 2013 году, говорится о множестве новых научных исследований на тему, как деспотичное руководство, коллеги, клиенты и токсичная рабочая среда, в которой плодятся враждебность и несправедливость, заражают сотрудников, а они, в свою очередь, относятся к другим как к пустому месту.

Унижающее и неуважительное отношение просачивается и в другие сферы, когда начинают страдать те, кто вообще не имеет никакого отношения к сложившейся ситуации: уязвленные, униженные сотрудники часто дурно ведут себя в семье, а не только с коллегами и клиентами.
<…> Исследование Тревора Фолка и его коллег из Флоридского университета в 2015 году демонстрирует, что даже единичный контакт с грубым человеком (например, оскорбительное письмо клиента) может сделать вас «переносчиком», который заражает плохим настроением других, и это распространяется как вирус.

2

Сбавьте темп

Попытки справиться с мудаками иногда напоминают ситуацию, когда люди заводят щенка. Он жует ваши дорогие туфли, вы кричите «Фу!» — но для него это не наказание. Вы переживаете из-за испорченной обуви, а щенку нравится, что вы обратили на него внимание. Таким образом, ваши крики только усугубляют ситуацию, и вот это милое создание (подобно моей Багзи) уже уничтожает ваши очки за 400 долларов и грызет ручку, в результате чего чернила разливаются по светло-бежевому паркету. Некоторые мудаки испытывают подобное наслаждение, причиняя вам боль.

Им нравится делать то, что вызывает у вас сильную реакцию, будь то подобострастная лесть, настойчивые извинения, дрожь от страха, слезы, злость или же электронное письмо с тщательно подобранными словами, на которое вы потратили час.

<…> Лучше всего игнорировать таких мудаков или прерывать общение с ними. Увы, это не всегда возможно. Но понимание, как сбавить темп этого эмоционального обмена и не доставить вашему мучителю искомое удовольствие, поможет вам вынести подобных мерзавцев и даже изменить их. Одна аспирантка, которую мучил жестокий, вспыльчивый и иррационально требовательный научный руководитель, рассказала мне, что справлялась с этим напряжением, используя тактику «замедления», которая и помогла ей пережить сложные годы. Поначалу, когда руководитель отправлял ей презрительные письма или звонил в неподходящее время (например, в два часа ночи), чтобы посетовать и покритиковать, она отвечала сразу. Это порождало еще больше неприятностей, потому что руководитель получал желаемое внимание, которое, в свою очередь, усугубляло неприемлемое поведение: его центр удовольствия активизировался. За годы работы с ним студентка научилась отвечать всё позже и позже, сначала через несколько часов, потом дней, а иногда и недель.

Даже когда руководитель прислал ей целую серию гадких и оскорбительных писем, аспирантка выжидала два-три дня (иногда дольше), затем читала их все вместе, после чего отправляла один взвешенный ответ. Со временем, хотя руководитель и не стал менее деспотичным, он начал реже писать и звонить (а если и звонил, то в разумное время).

Еще одно преимущество такой тактики заключалось в том, что у аспирантки было время остыть, подавить искушение ответить в такой же гадкой манере, и это помогло ей избежать попадания в порочный круг оскорблений и обвинений. Она использовала схожий прием, перераспределяя встречи тет-а-тет: плавно и равномерно «тренировала» злобного наставника, превращая еженедельные встречи в двухнедельные, а потом и вовсе в ежемесячные. Моя знакомая, ныне штатный профессор в престижном университете, считает, что никогда не дописала бы диссертацию, не нашла бы отличную работу и не сохранила бы рассудок, если бы не использовала эти и многие другие хитрости, снижающие влияние своего «умом двинувшегося руководителя». Этот метод «сбавленного темпа» поможет любому, кто осажден подобными искателями сиюминутных извращенных удовольствий: постарайтесь сбавить темп, заставьте их ерзать и мучиться, как вы, и дрессируйте в них умение ждать. Благодаря этому они отстанут от вас и сместят внимание на кого-нибудь более «отзывчивого». <…>

2

Живые щиты

Идея заключается в том, чтобы найти или нанять «блокаторов», которые могут и иногда даже рады принять на себя удар, предназначавшийся вам. Есть много ролей, которые предполагают работу с мудаками и другими сложными людьми. Несмотря на то что рыба часто гниет с головы, большинство организаций устроено так, что защищать «работоспособность организации от неопределенности и внешних пертурбаций» — задача менеджмента.

Это значит, что «хороший босс гордится тем, что становится живым щитом и принимает удар на себя, отражая и поглощая снаряды, летящие со стороны вышестоящего руководства и заказчиков, выполняет многие скучные и глупые задачи и сражается с любыми идиотами и неуважением, которые могут сделать жизнь его подчиненных несправедливой или трудной».

Поэтому вы можете снизить влияние мудаков на вас, находя руководителей, которые умеют и готовы защищать подопечных от мерзавцев и идиотов. CEO, например, не самый важный человек в большинстве компаний. Он отчитывается перед советом директоров. Хороший CEO защищает сотрудников, клиентов и инвесторов от придурков в правлении. Помните CEO из Кремниевой долины, которого я цитировал в главе 1, — спрашивавшего, что делать с невежественными и злобными членами совета и правлениями, состоящими из «вредных дыректоров»? Мы встретились за бокалом вина и поговорили об этом испытании. В компании, где он до этого был CEO, работал пафосный и напористый «дыректор», которого он называл «человек с идеей». Этот член правления постоянно вносил новые предложения на любую тему, от бизнес-стратегий и практик найма до настроек программного обеспечения и массивных изменений продукта.

Он часто требовал, чтобы старшая команда CEO реализовала его идеи или хотя бы потратила значительное количество времени на их оценку, даже несмотря на то что это отвлекало людей от основной работы и создавало стрессовую обстановку. Да и сами идеи «человека с идеей», по мнению CEO, были ужасными.

Он иногда реализовывал некоторые более или менее удачные из них («бросал ему сочные кости, чтобы утихомирить»), но чаще отклонял, останавливал и, когда это было необходимо, спорил с этим «дыректором». Чтобы защитить психическое здоровье команды и продуктивность компании, он в первую очередь отклонял и игнорировал все просьбы «человека с идеей» о встречах с сотрудниками тет-а-тет. Такой живой щит нужен и вам.

Похожая история случилась с одним из управленцев большого университета, который гордо защищал своих людей от грубой и мстительной администрации. В свое время мы обменялись с ним несколькими письмами.

Он дал очень мудрое определение, что значит быть хорошим щитом:

«Я всегда говорю людям, которые работают на меня, одно и то же: моя работа — держать зонт так, чтобы дерьмо сверху на вас не попало, а ваша работа — сделать так, чтобы мне не пришлось этот зонт доставать».

<…> Руководители организаций не единственные люди, которые поглощают жар злобных коллег, клиентов, учеников, журналистов, избирателей и волонтеров. Компании, правительственные учреждения, рабочие и спортивные команды, онлайн-группы — все они назначают и набирают людей, которые служат живым щитом. Как выразился Пол Фридмен из Канзасского университета, ловцы ударов — это «громоотводы» и «укротители строптивых», которые берут и поглощают «удары, отправленные недовольными». Это входит в обязанности ресепшен, помощника руководителя, службы охраны, пресс-секретарей компании, университета или политической партии, людей, служащих в отделе обработки претензий, и вышибал. <…>

2

Безопасные зоны

Известный социолог Ирвинг Гоффман изображал повседневную жизнь как своеобразный театр, где у каждого из нас есть свои роли — публичные «представления себя». И, как в театре, в жизни существует «закулисье», где мы можем готовиться, прятаться и приходить в себя от требований и проблем, связанных с нашими публичными представлениями. Люди, исполняющие разные роли, используют это «закулисье», чтобы снизить влияние мудаков, подготовиться к предстоящим стычкам и восстановиться от прошлых, а также для того, чтобы получать и предоставлять другим необходимую поддержку.

Эти функции, например, выполняет комната отдыха для медсестер. Мой коллега Дэн Дэнисон и я наблюдали за работой и опрашивали операционных сестер в Мичиганской больнице. То, что мы увидели и услышали, подтверждало точку зрения, что сестринское дело — одна из самых психологически тяжелых профессий.

Сестер обвиняют, оскорбляют, на них давят, их унижают буквально со всех сторон: они принимают на себя удары пациентов, их родственников, других сестер, администрации и, конечно, врачей (в особенности хирургов). Сестры, за которыми мы наблюдали, подвергались унижениям и сексуальным домогательствам.

Как я писал в «Не работайте с мудаками», мы собственными глазами видели, как один хирург гнался за медсестрой, пытаясь ущипнуть ее за зад, — и прозвали его «доктор Гусак». После этого инцидента я и Дэн проследовали за несколькими медсестрами до комнаты отдыха, чтобы побеседовать с ними об этом типе. Но они ясно дали понять, что в эту комнату нельзя входить никому, кроме них: ни докторам, ни администраторам, ни тем более ученым.

«Закулисье» — это, как правило, специально выделенное помещение, вроде комнаты отдыха для медсестер. Например, учительские, где преподаватели восстанавливают силы после общения с учениками, гримерки, где гости телепрограмм или артисты не только накладывают грим, но и отдыхают от публики. <…>

2

Для отдыха и восстановления необязательно выделять специальную зону. Убежищем от мудаков на работе может стать ресторанчик неподалеку. «Закулисьем» бывают коридоры, пожарные выходы и даже кулер.

Моя подруга, авиапилот, рассказывала, что на дальних перелетах бортпроводницы иногда собираются в кабине вместе с ней и вторым пилотом, чтобы передохнуть от общения с пассажирами (и часто выпускают пар, рассказывая о каких-нибудь мудаках, которые напились, требуют внимания или домогаются).

Люди ходят на перекуры не только ради дозы никотина. Перекур часто служит импровизированным собранием, чтобы отдохнуть от местных мудаков.

Источник